Жизненные истории

 

Дети под предлогом финансовых проблем переехали жить к маме. Так и живут, только уже без неё — зять своего добился

Изображение от katemangostar на Freepik

Близился вечер — любимое время суток Маргариты Павловны, когда пенсионерка могла отвлечься от домашних забот и почитать книжку. Женщина всегда любила чтение, в молодости закончила филфак, хорошо разбиралась в литературе. У нее была своя небольшая библиотека из старых, потрепанных книжек с пожелтевшими страницами. Новые издания Маргарита Павловна купить не могла — сейчас книги стоят очень дорого, на маленькую пенсию такой роскоши себе не позволишь.

Женщина села в своё любимое кресло, включила торшер и принялась читать какой-то роман очередной новомодной писательницы. Книги Маргарита Павловна брала у подруг, поэтому выбора особо не было, приходилось брать что дают, и чаще всего это были второсортные романы. Избитый сюжет, банальные диалоги, сплошная вода и ничего интересного. Но это было лучше, чем смотреть телевизор — там, кроме новостей и скандальных телешоу, никакой пищи для ума нет. Да еще и рекламой разбавляют каждые пять минут. «И кто это смотрит?», — удивлялась Маргарита Павловна. Она была образованной и культурной женщиной, поэтому и хобби выбирала себе соответствующие.

Читая роман и попивая горячий чай, Маргарита Павловна наслаждалась тишиной и умиротворением. Она любила спокойные, размеренные вечера, очень ценила покой и домашний уют. Внезапно её чтение прервал звонок в дверь. Маргарита Павловна очень удивилась, кто бы это мог быть в столь поздний час. Подруги, когда собирались к ней в гости, всегда предупреждали заранее. Дочь приходила нечасто, но тоже после предварительного звонка.

Посмотрев в глазок, Маргарита Павловна еще больше удивилась. На пороге стояла ее дочь Лена с мужем и сыном Сашей. Пенсионерка впустила их в квартиру.

– Чего это вы так поздно и без предупреждения? Случилось что-то? — обеспокоенно спросила Маргарита Павловна.

– Ой, мам, случилось… Ты новости совсем не смотришь что ли? Кризис наступил, экономить надо, — тараторила Лена, снимая с себя верхнюю одежду. — Мы с Димой решили, что поживем пока у тебя. В съемной квартире сейчас жить не выгодно, а у тебя комната пустует зря. Так что мы тебя потесним немного, если ты не против.

Маргарита Павловна опешила от таких слов. Она всегда была рада видеть дочь и внука, но жить вместе не была готова. У нее действительно была свободная комната, которую пенсионерка хотела переделать в собственную библиотеку: расставить стеллажи, украсить горшками с растениями, поставить удобное кресло и небольшой столик.

– Конечно, не против, — скромно ответила Маргарита Павловна. — Раз такое дело, надо держаться вместе.

– Вот и отлично, — улыбнулась Лена. — Будешь за Сашкой следить и готовить нам поесть, а то мы с Димой из-за работы ничего не успеваем.

Не успела Лена произнести эти слова, как прошла на кухню и стала там хозяйничать. Маргариту Павловну это всегда раздражало, но она не подавала виду. «Для родной дочери ничего не жалко», — утешала себя женщина. — «А я как-нибудь на воде да каше продержусь».

В глубине души Маргарита Павловна хотела, чтобы и ее тоже так встречали в гостях у дочери и зятя. Но в их доме она чувствовала себя чужой. Её редко угощали чем-то вкусным, только чай наливали, а печенье бабушка приносила с собой в качестве угощения. И хотя дочь с зятем жили в достатке, все равно периодически выпрашивали деньги и еду у бедной пенсионерки.

С того вечера стали они жить все вместе. Вчетвером в двухкомнатной квартире было тесновато, но Лену с Димой это не смущало. Все вещи Маргариты Павловны перенесли в одну комнату, а сами поселились в другой — той, которая должна была стать уютной библиотекой.

Маргарите Павловне было жалко убирать все книжки с полок и складывать в коробки. Но выбора не было. Она утешала себя мыслью, что это все ненадолго, поживут дочка с зятем у неё месяц-другой, финансы наладятся и снова съедут в отдельное жилье. Да и прекрасный повод выдался почаще общаться с внуком Сашей, которого бабушка видела нечасто. По телефону они почти не общались, а когда виделись вживую, Сашку трудно было оторвать от телефона.

Лена с мужем быстро освоились на новом месте. Маргарита Павловна глазом моргнуть не успела, как в ее доме стали появляться какие-то вещи, вся квартира была загромождена коробками, современной техникой, одеждой, посудой.

– А посуду-то вы зачем притащили? —недоумевала пенсионерка. — У меня вон сколько чашек почти новых и сервизов. А эти хрустальные бокалы мне подарили на тридцатилетие…

– Мам, ты шутишь? Мы не хотим пользоваться этим старьем, — сурово ответила Лена.

Маргариту Павловну это задело. Она не понимала, как можно не ценить вещи, которые имеешь. В её квартире было не так много вещей, но каждая была дорога, в каждой скрывалась какая-то история или воспоминание.

Маргарита Павловна даже жалела нынешнюю молодежь, ведь им приходилось тратить много денег на новые вещи. Их можно понять, ведь сейчас такое разнообразие — бери-не хочу. Во времена юности Маргариты Павловны о таком изобилии товаров можно было только мечтать. Если удавалось раздобыть где-то фирменное платье или брюки — это была огромная удача. А о компьютерах и других чудесах технологий тогда и знать не знали. И жилось как-то легче, не было всей этой бешеной гонки за новинками. Все жили одинаково, да и выделяться было не чем.

Маргарита Павловна бросила взгляд на внука. Тот сидел в кресле, уткнувшись в телефон, и активно тыкал по экрану. «Опять, наверно, в игры играет», — сделала вывод Маргарита Павловна. Саше недавно исполнилось семь, а у него уже был современный телефон, даже лучше, чем у бабушки. Маргарита Павловна постоянно предлагала Саше почитать какую-нибудь книгу, ведь в ее мини-библиотеке была отдельная полка с детскими произведениями, которые стояли там еще со времен детства бабушки.  

Тем временем Лена взяла в руки роман, который Маргарита Павловна начала читать сегодня.

– Еще одна новая книга? — поинтересовалась Лена. — Если б у меня было столько свободного времени, я бы, наверно, тоже целыми днями читала. Но надо работать. Тем более кризис бахнул, цены вон как поднялись, а зарплаты такие же остались. Приходится как-то выкручиваться.

У Маргариты Павловны сердце сжалось от дурного предчувствия и сожаления. «Намекает, чтобы я денег дала, — подумала пенсионерка. — Я бы с радостью, но у меня самой едва хватает на еду. И как объяснить дочери, что я ничем не могу ей помочь?».

Все свои накопления Маргарита Павловна отдавала семье дочери: вложила кругленькую сумму в их свадьбу, помогала обустраивать дом современной мебелью, давала деньги на развивающие занятия для Саши.

– Да уж, кризис дело такое… Неприятное, — вздохнула Маргарита Павловна. — Но ничего, как-нибудь справимся. Не бывает, чтобы все время все было плохо. Я за свою жизнь столько кризисов пережила — и ничего, жива и радуюсь жизни.

– Ой, мам, ты не понимаешь, сейчас все серьезно, — отмахивалась Лена.

– А на Димину работу тоже кризис повлиял? Как там у него дела с бизнесом? — спросила пенсионерка.

– Ну конечно, повлиял, продажи идут тяжело, с поставками проблемы, — начала перечислять Лена.

Маргарита Павловна ничуть не удивилась такому ответу. Она даже знала заранее, что скажет дочь. Бизнес у зятя никогда не шел в гору, а уж в кризис и подавно. У Димы все время были какие-то проблемы

Лена продолжала жаловаться на жизнь, перечислять проблемы мужа, сыпала сложными терминами из маркетинга и экономики, хотя сама не разбиралась в их значении. Маргарита Павловна стояла молча и слушала. Глядя на дочь, с ног до головы одетую в модные бренды, женщина думала: «Ну разве это проблемы?». Они не умирают с голоду, едят вкусную, разнообразную пищу, даже умудряются пару раз в год съездить за границу, но все равно недовольны жизнью. Что за молодежь сейчас пошла?

С зятем у Маргариты Павловны отношения не складывались. Женщина чувствовала, что Дима испытывает к ней неприязнь, но виду не подавала. Да и лезть в их семью она не хотела, дочка уже взрослая, сама выбирает, с кем ей жить. Но в глубине души пенсионерка ощущала, что после замужества дочь стала все больше отдаляться от нее, иногда позволяла высказывать грубости в адрес матери и часто выпрашивала деньги.

А теперь они стали жить все вместе, и отношения все больше накалялись. Дочь с зятем требовали, чтобы пенсионерка постоянно готовила им еду и нянчилась с Сашей. «Ты же дома сидишь все время, что тебе еще делать? А мы работаем вообще-то…», — говорила Лена.

Маргарита Павловна сначала согласилась, но вскоре поняла, насколько ужасна эта затея. Её пенсии не хватало, чтобы покупать много еды на четверых человек, к тому же, Лена с Димой привыкли питаться деликатесами. После того как она пожаловалась на это Лене, дочь согласилась платить за продукты из своего кармана. Но готовить все равно приходилось Маргарите Павловне.

Зять постоянно пропадал на работе, говорил, что бизнес строит. Хотя Маргарита Павловна догадывалась, что у Димы не так все гладко с работой. Днями и ночами он где-то пропадал, но денег в семье не прибавилось. Лена защищала мужа, говорила что-то про высокую конкуренцию и как трудно сейчас закупать товар. Маргарита Павловна молча слушала и снисходительно кивала. Ей не было особого дела до этого — сами разберутся, молодежь сейчас продвинутая, знают гораздо больше, чем старшее поколение.

Дима обещал, что поживут у пенсионерки недолго — пока с бизнесом проблемы не решатся. Но насколько “недолго” не уточнил. Маргарита Павловна была не против разделить свое жилье, но все же иногда хотелось и своими любимыми делами позаниматься: почитать, попить чаю в тишине, пригласить соседок в гости. Но с приездом дочери, зятя и маленького внука покой ей стал только сниться. Пенсионерка привыкла рано ложиться спать, а зять с дочерью в это время только с работы приходили, их накормить надо было. В выходные тоже никакого отдыха — заставляли гулять с Сашкой или идти в магазин.

Лена с мужем очень неэкономно относились к вещам, а Маргарите Павловне больно было на это смотреть. Она дорожила каждой вещью и не гналась за модой. Поэтому ей было удивительно смотреть, как с каждым днем в ее доме появляются коробки с новыми вещами, холодильник до краев забивается ненужными продуктами, шкафы ломятся от одежды. «И куда столько? Вполне можно обойтись только самым необходимым», — недоумевала пенсионерка. На что получала ответ, что она несовременная и ничего не понимает.

Совсем не так представляла себе Маргарита Павловна совместную жизнь с детьми. Они ничем не помогали пенсионерке, даже лампочку поменять или кран починить зять отказывался. Оправдывался тем, что у него и так много дел, устает после работы. Лена по хозяйству тоже особо ничего не делала, а однажды и вовсе заявила, что, раз уж это квартира матери, то она сама должна в ней прибираться.

Единственной радостью для Маргариты Павловны стало общение с внуком. Да и то было напряженным, Саша не слишком охотно шел на контакт с бабушкой и все время играл в игры на телефоне. Как-то раз бабушка решила отвлечь Сашу от телефона и заинтересовать его книжками или детскими головоломками. Глядя на ребенка, уткнувшегося в телефон, у Маргариты Павловны сжималось сердце.  Ведь не таким должно быть детство. Чему может научить маленькое дитя кусок металла?

– Сашенька, а пойдем лучше книжку почитаем, — обратилась бабушка к внуку.

– Не хочу, — отмахнулся мальчишка.

– Ну как же так? Книжки нужно читать, чтобы вырасти умным и способным. Как ты в школу пойдешь? Там ведь придется много учебников читать, а то учителя «двойку» поставят.

– Ой, ладно, давай свою книжку, — Саша надул губы от возмущения. — Все равно немного потерпеть осталось, скоро мы без тебя здесь жить будем, и никто мне не запретит играть в телефон.

Старушка даже рот раскрыла от изумления после таких слов.   

– Кто тебе такое сказал? — спустя минуту спросила бабушка. Было ясно, что Саша не мог сам это выдумать.

– Папа, — сразу ответил Сашка. — Он сказал, что ты уже старая, а старые люди быстро умирают.

С этого момента пенсионерка почти не разговаривала с зятем и дочерью, деньги им не давала, стала скрытной и прижимистой. Да и дома находится не было желания, поэтому Маргарита Павловна стала чаще уходить к подругам или просто гулять по улице. Дима сразу заподозрил неладное.

– Мать твоя совсем жадной стала, в общий бюджет не скидывается. И пропадает постоянно черт знает где. Нормальные пенсионерки дома сидят, с внуками нянчатся, пирожки пекут, а твоя мать шляется где-то, как будто ей не 60, а 25.

– Дима, неправда, она сидит с Сашкой постоянно и готовит нам. Мы и так ее потеснили, должна же у нее тоже быть своя личная жизнь.

– Лен, ты смеешься? Какая личная жизнь у старухи? Пусть сидит дома, готовит, носки вяжет. А она бегает куда-то. Зуб даю, задумала что-то против нас. Вот увидишь, выяснится, что она кучу денег накопила, пока за наш счет жила, а потом возьмет и свалит на какой-нибудь курорт. А мы останемся тут пахать как лошади.

Слова про деньги и курорт задели Лену, ей стало обидно, что родная мать втихаря что-то копит, а с ними не делится. Решила она вечером поговорить с мамой. Когда Маргарита Павловна вернулась со своей долгой прогулки, дочь сразу накинулась на нее с претензиями:

– Я думала, мы семья, а ты, оказывается, деньги от нас прячешь…, — на повышенных тонах возмущалась Лена.

– Да какие деньги, о чем ты? — удивлялась пенсионерка. — Какая муха тебя укусила.

Тут в разговор вмешался зять.

– Вы нас за дураков держите? Как будто мы не понимаем, почему вы стали из дома пропадать, — говорил зять. — Вам к земле пора привыкать, а не о деньгах думать, в вашем-то возрасте!

Маргарита Павловна не желала слушать этот бред. Она не любила спорить, и тем более выслушивать обвинения ни за что. Весь вечер она просидела у себя в комнате, как в тюрьме, боялась лишний раз попасться на глаза зятю и дочери. В собственной квартире стало невозможно находиться, и пенсионерка начала думать, что же ей делать.

К счастью, пока она ходила по гостям и гуляла по окрестностям, времени зря не теряла. Она чаще стала видеться со своим давним знакомым Борисом Игнатьевичем, который жил неподалеку. То они случайно в магазине встретятся, то на улице, так и разговор завязывался. А чем чаще они виделись, тем больше тем для разговоров появлялось. Борис Игнатьевич — человек интеллигентный и разносторонний, он всегда нравился Маргарите Павловне. Год назад у него умерла жена, поэтому он жил один. Как-то раз позвал Маргариту Павловну в гости на чай. С тех пор она к нему часто приходила, все-таки одиноким пенсионерам лучше держаться вместе.

На следующий день Маргарита Павловна снова пошла гулять. Она шла по району куда глаза глядят и встретила Бориса. Он возвращался из магазина с огромным пакетом продуктов.

– Куда это столько? — удивилась Маргарита Павловна. — Званый ужин решил устроить?

– Да вот, решил закупиться продуктами впрок, а то все дорожает нынче. Не желаете прийти в гости, пообедать со мной? — улыбаясь, спросил Борис.

Маргарита Павловна согласилась. Они провели день за душевными разговорами, попивая чай с булочками. Пенсионерка рассказала, как несправедливо с ней обошлась родная дочь с зятем, и что теперь ей не хочется идти в свой же дом.

– А зачем туда идти? Оставайся у меня, — предложил Борис.

Маргарите Павловне было неудобно навязываться, но Борис говорил искренне, поэтому она согласилась. Постепенно она перенесла в квартиру Бориса все необходимые вещи и стала жить у него.       

Дочь с зятем выгонять из своей квартиры не стала. Да и как она выгонит? Так и живут там без нее в просторной двушке — зять своего добился. Но Маргарита Павловна не терзала себя сожалениями — пусть живут, не жалко. Главное, что жизнь у пенсионерки сейчас тоже наладилась!

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.